Наталья Филина: Кустовые площадки месторождений нужно исключить из списка объектов первого класса опасности

 23.11.2018 10:23:04

20 НОЯБРЯ/ 08:33

Москва. 1 января 2019 года в РФ должна вступить в силу норма, по которой компании, объекты которых относятся к первой категории угрозы экологического ущерба, должны проходить обязательную государственную экологическую экспертизу федерального уровня. Госдума приняла в ноябре в первом чтении законопроект, упрощающий прохождение государственной экологической экспертизы (ГЭЭ) по нефтегазовым проектам.

Представители Общественного совета при Северо-Уральском управлении Ростехнадзора во время обсуждения законопроекта вносили предложения по его совершенствованию, однако их мнения и замечания остались без внимания.

О работе по обсуждению документа и о том, какие изменения следует внести в законопроект, Агентству нефтегазовой информации рассказала председатель Общественного совета при Северо-Уральском управлении Ростехнадзора, директор Тюменского филиала инженерного консалтингового центра «Промтехбезопасность» Наталья Филина.

- Наталья Александровна, какие предложения высказывали представители Общественного совета во время обсуждения законопроекта?

- Общественный совет подготовил и направил предложения по дополнительному исключению из объектов ГЭЭ первой категории НВОС, проектов обустройства кустовых площадок скважин (площадка, инженерные сети, обвязка скважин, дороги) в связи с их многочисленностью (на территории только Тюменской области, Югры и Ямала действует около 500 месторождений, которые регулярно расширяются, вводятся в эксплуатацию новые), а также в связи с тем, что объекты бурения и нефтегазодобычи, согласно законодательству о промышленной безопасности, в основном относятся к объектам средней и низкой опасности.

К тому же совет высказал мнение о том, что направление значительно большего количества проектов на ГЭЭ приведет к срыву сроков по инвестиционным программам нефтегазовых компаний.

Кроме того, проведение обязательных общественных слушаний в ходе ГЭЭ, являющихся дорогостоящим мероприятием в условиях Крайнего Севера, повлечет увеличение финансовой нагрузки на недропользователей. А увеличение сроков реализации проектов из-за прохождения всех видов экспертиз (фактический срок прохождения госэкспертизы 3-4 месяца + столько же занимает ГЭЭ), будет препятствовать строительству и своевременному вводу в эксплуатацию новых объектов, что приведет к уменьшению налоговых отчислений в бюджет страны.

- Действительно ли ни одно из этих предложений не было учтено? Как вы думаете, по какой причине?

- Законопроект после общественных обсуждений полностью остался в первозданном виде. Некоторые правки, конечно, будут внесены по результатам выданных заключений правового управления комитета Государственной думы по экологии и охране окружающей среды и комитета по энергетике, но они будут в основном уточняющими, технико-юридического характера. С заключениями комитетов можно ознакомиться на сайте системы обеспечения законодательной деятельности.

Что касается причин, напомню, что данный проект был подготовлен в рамках исполнения поручений президента от 24.01.2017 №Пр-140ГС по вопросу «Об экологическом развитии Российской Федерации в интересах будущих поколений». Данное решение не изменит экологическую ситуацию, а лишь приведет к увеличению уровней и сроков согласования и будет ограничивающим фактором развития бизнеса, причем речь идет не только о компаниях нефтегазодобычи, под удар попадают обслуживающие их сервисные, проектные и инжиниринговые предприятия.

- Что необходимо изменить в системе взаимоотношений власти и бизнеса, чтобы одна сторона стала принимать во внимание мнение другой стороны?

- Единственным инструментом общения бизнеса и граждан с властью при подготовке проектов НПА являются общественные обсуждения проектов. Любой желающий может направить свои предложения, предварительно зарегистрировавшись на федеральном портале проектов НПА. Однако реальный отклик находят далеко не все. Это печально. В качестве примера положительного результата можно привести рассмотрение проекта приказа Ростехнадзора об укрупнении опасных производственных объектов. Законодателю стали поступать тысячи обращений от отдельных предпринимателей, общественных и деловых объединений с предложением отменить противоречивый акт. В обращениях указывалось, в том числе, на неготовность органа исполнительной власти и бизнес-сообщества к подобным радикальным изменениям, несущим колоссальные финансовые и временные затраты организаций, эксплуатирующих опасные объекты. В итоге положения документа, просуществовавшие в общей сложности три месяца, благодаря общей сплоченности бизнеса были отменены.

Участвовать в обсуждениях можно и нужно, чем больше участников, тем выше вероятность учета большего количества мнений. Наш главный козырь - это массовость.

Всем и каждому необходимо осознавать, что нам с принятыми законами жить и работать, поэтому призываю всех к активному участию в обсуждениях. Законодательство всегда будет меняться и развиваться, наша задача - стать полноправными участниками этого процесса.

Что касается федеральной площадки для размещения проектов, хотелось бы видеть процесс открытого обсуждения документации, видеть, какие поступили предложения, какие ключевые положения законопроектов взывают негатив у участников, а также желательно обратную связь от законодателя.

При поддержке